версия для слабовидящих Версия для слабовидящих

Новости

Клиника радиохирургии: год стандартизации процессов

29.12.2016

Наталья Березина: «Для меня команда - это прежде всего близкие по духу люди. Умеющие слышать друг друга. Относящиеся к нашим пациентам и к своим коллегам, как к своим родным. И, конечно, думающие, читающие, обсуждающие. В Клинике складывается именно такой коллектив».

О том, каким был 2016 год для Клиники радиохирургии, стереотаксической лучевой терапии и общей онкологии МИБС, рассказывает главный врач к.м.н. Наталья Березина.

- Наталья Александровна, как бы Вы сформировали в двух словах главную задачу, которая стояла перед руководством Клиники в уходящем году?

- Наверное, как стандартизация процессов. За наше первое направление, диагностику, мы давно спокойны. Развитие федеральной сети центров шло очень быстро, но планомерно. Запуск нового отделения, хоть МРТ, хоть ПЭТ/КТ, для нас сегодня не составляет проблемы, процессы отработаны до автоматизма. А вот в Песочном дела обстояли не так просто. С одной стороны, наша Клиника уникальна: мы первый частный онкологический центр такого уровня в стране; наша линейка лучевого оборудования - самая широкая в РФ; врачи имеют колоссальный, поистине эксклюзивный опыт и прекрасно лечат на Гамма-ноже, Кибер-ноже, линейных ускорителях. С другой стороны, все направления деятельности Клиники формировались последовательно, иногда даже неожиданно, и, наконец, перед нами встала задача увязать все, что у нас есть, в единое целое, заставив работать как часы.

В какой-то момент мы осознали, что откладывать преобразования дальше нельзя никак. Не стандартизировав и не доведя до автоматизма процессы организации лечения внутри Клиники, мы не сможем перенести наш опыт в новый Центр протонной терапии и, соответственно, не сможем  безболезненно стартовать в следующем году.

- Что мешало отладке организационных процессов?

- Как обычно – человеческий фактор. Поэтому задачей номер один уходящего года стало формирование сильной команды. В кадровом составе Клиники произошли существенные изменения. Например, с приходом новой старшей сестры очень сильно обновился весь сестринский состав. Из врачей тоже кое с кем пришлось расстаться, пригласили к себе несколько новых человек. Расширили штатное расписание отделения радиационной онкологии (лучевые ускорители) с прицелом уже на следующий год: готовимся к запуску протонного центра осенью 2017 года.

- До сих пор Гамма-нож и Кибер-нож МИБС – единственные в СЗФО.  Легко найти новых сотрудников на рынке труда?

- Крайне сложно. Тем более, с учетом наших внутренних стандартов, которые нередко жестче принятых в современном российском здравоохранении. Да и философия определенная в этом сформировалась: приглашаем на работу молодых специалистов, которые хотят и могут развиваться, далее обучаем сами. Кого возможно, в идеале, растим из своих кадров. Например, молодой сотрудник отделения лучевой терапии Наталья Мартынова пришла к нам еще ординатором. Получив специальность «онкология», полностью влилась в команду, успела поработать с физиками и приобрести бесценный опыт. Сегодня Наташа заканчивает профессиональную переподготовку и после получения сертификата радиотерапевта будет обладать не только «корочкой», но и всеми необходимыми навыками и знаниями для работы врачом у нас в компании.

Не менее сложно обстоят дела и с другими специалистами. Медицина развивается головокружительными темпами, онкология, пожалуй, быстрее остальных специальностей. Найти химиотерапевта, имеющего минимальный опыт работы, разбирающегося в современных протоколах лечения, а также обладающего знанием английского языка и желанием заниматься наукой, как выяснилось, большая проблема. Дело в том, что еще на первом году ординатуры врачи-онкологи вынуждены определяться с выбором сферы деятельности в рамках одной специальности: оперировать или лечить препаратами. Большая часть молодежи рвется работать руками, и в результате найти химиотерапевта, соответствующего нашим критериям, оказалось непросто. Наверное, традиционно, мы снова выберем молодого и перспективного выпускника для дальнейшей подготовки уже  у себя в коллективе.

В целом формирование команды близится к завершению и результат уже заметен. Для меня команда - это прежде всего близкие по духу люди. Умеющие слышать друг друга. Относящиеся к нашим пациентам и к своим коллегам, как к своим родным. И, конечно, думающие, читающие, обсуждающие. В Клинике складывается именно такой коллектив.

- Какие еще решения по «переформатированию» работы Клиники были приняты в 2016 году?

- С августа 2016 года мы условно для себя выделили хирургию в самостоятельное структурное отделение. В штатном расписании позиция хирурга существовала и раньше, мы пробовали взаимодействовать с врачами из других учреждений. Сегодня все очевиднее, что это, скорее всего, не наш путь. Мы всегда стремились сформировать свою команду из постоянных сотрудников и не очень «любим» совместителей. О МИБС уже поговаривают, что к нам не очень просто попасть и еще сложнее остаться. Это близко к истине, но если человек «наш», то мы за него горой, и мы за понятные, стабильные и долгосрочные отношения.
Возвращаясь к хирургам, у нас появился молодой и перспективный доктор - Никитина Наталья, кроме того, новый руководитель Клиники, Черкашин Михаил, также хирург по специальности. Теперь хирургию в МИБС язык не поворачивается называть вспомогательным направлением: мы устанавливаем пациентам порт-системы для внутривенного введения химиотерапевтических препаратов, увеличили количество и качество проводимых у нас биопсий. Удивительно, но даже в масштабах страны сделать биопсию почки, поджелудочной железы пациентам не всегда удаётся, в итоге они приезжают целенаправленно к нам даже из других регионов. Основная задача Клиники - лечить онкологических больных. И мы хотим и стараемся объединить в себе все необходимое для таких пациентов: диагностику, верификацию опухоли, разработку программы лечения и воплощение этой программы в жизнь. У нас есть все необходимое для этого, включая прекрасно оборудованную и соответствующую всем современным стандартам операционную. И, хотя нашими главными компетенциями остаются радиохирургия и лучевая терапия, без помощи хирургов и химотерапевтов нам никак не обойтись.

- В связи с появлением отделения хирургии пришлось расширять стационар?

- Расширять не пришлось. Но в августе этого года мы открыли детское отделение с двумя палатами, что дает возможность принимать на лечение маленьких пациентов из других регионов страны.

- Какие еще преобразования случились в Клинике за год?

- Одним из существенных итогов года считаю практически завершенный процесс ребрендинга. Через 13 лет мы наконец поменяли логотип и немного изменили привычное всем название: теперь мы - Медицинский Институт имени Березина Сергея (МИБС). Непросто нам это далось, честно скажу! Во-первых, терять свой такой родной уже «магнитик» не хотели категорически; во-вторых, название менять до неузнаваемости тоже не планировали; в-третьих, после уже проделанной работы всегда находились те, кому что-то не нравилось. Путь был долгий, но мы это сделали.

Центр в Песочном также переименовали: теперь это Клиника радиохирургии, стереотаксической лучевой терапии и общей онкологии МИБС, что максимально точно отражает основные направления деятельности. Прямо сейчас, в очередной раз, решаем всегда актуальный вопрос с формой для своего персонала: надеюсь, что в Петербурге будем одеты в едином стиле уже в начале наступающего года. Может быть это не самые существенные моменты, но для нас они очень важны и здесь мелочей быть не может. Порядок или есть, или его нет.